вівторок, 13 січня 2015 р.

№29. "Пригоди Олівера Твіста"

Книга №29. "Пригоди Олівера Твіста" 
                     "Oliver Twist; or, The Parish Boy’s Progress"

Автор: Чарлз Діккенс           
             Charles Dickens

Країна: Велика Британія

Жанр: роман, критичний реалізм

Видана: 1838 р.

Загальна оцінка (від 1 до 10): 7

Варто, чи ні: варто прочитати

Настрій книги: похмуре, сумний

Як потрапила в список: подальше знайомство з автором

Наче непогана книга, з претензією на те, щоб подобатись.. От тільки сказати, що мені сподобалось, нажаль, не можу. Роман зачіпає гострі соціальні проблеми. Важке дитинство головного героя викликає співчуття і обурення від несправедливості.. Але цього не достатньо! Мені вперто чогось не вистачало. І досить швидко стало очевидним чого саме - я була налаштована на харизматичного героя-бунтівника, а герой виявився з точністю до навпаки. Чим далі я заглиблювалася у сюжет, тим сильніше проявлялося моє роздратування щодо головного героя.  Чи то я така черства, що не повірила у сентиментального і надемоційного Олівера.. Тут більше підходить назва не "Пригоди Олівера Твіста", а "Пригоди, які створюють Оліверу, а він пасивно пливе за їхньою течією". Така собі сумна і місцями моторошна казочка, в якій добро перемагає зло.   

<<Попередня                                     50 книг у 2014 році                                      Наступна>>

Улюблені цитати:
  • Удивительно, как отворачивается Добродетель от грязных чулок и как Порок, сочетаясь с лентами и ярким нарядом, меняет, подобно замужним женщинам, свое имя и становится Романтикой.
  • Пора года была славная, несущая болезни. Выражаясь коммерческим языком, на гробы был спрос, и за несколько недель Оливер приобрел большой опыт. 
  • — Мясо, миссис, мясо! — повторил Бамбл сурово и выразительно. — Вы его закормили, миссис. Вы пробудили в нем противоестественную душу и противоестественный дух, которые не подобает иметь человеку в его положении. 
  • Что делать беднякам с душой или духом? Хватит с них того, что мы им оставляем тело. 
  • Лицо у него было хмурое и багровое. Если он на самом деле не имел обыкновения пить больше, чем было ему полезно, он мог бы возбудить в суде против своей физиономии дело о клевете и получить щедрое вознаграждение за понесенные убытки.
  • — Живописцы всегда рисуют леди красивее, чем они есть на самом деле, иначе у них не было бы заказчиков, дитя мое. Человек, который изобрел машину, снимающую портреты, мог бы догадаться, что она не будет пользоваться успехом. Она слишком правдива, слишком правдива, — сказала старая леди, от души смеясь своей собственной остроте.
  • — Ты их прочтешь, если будешь вести себя хорошо, — ласково сказал старый джентльмен, — и тебе это понравится больше, чем рассматривать переплеты. А впрочем, не всегда: бывают такие книги, у которых самое лучшее — корешок и обложка.
  • И мне бы хотелось сказать ему, — продолжал ребенок, сжимая ручонки и говоря с большим жаром, — что я рад умереть совсем маленьким, если бы я вырос, стал взрослым и состарился, моя сестренка на небе забыла бы меня или была бы на меня не похожа, а гораздо лучше будет, если мы оба встретимся там детьми.
  • — Если ты не будешь таскать носовые платки и часы, — сказал Плут, приспособляя свою речь к уровню развития Оливера, — все равно их стащит кто-нибудь другой. От этого плохо будет тем, у кого их стащат, и плохо будет тебе, и никто на этом деле не выгадает, кроме того парня, который эти вещи прикарманит, а ты имеешь на них точь-в-точь такое же право, как и он.
  • Первое правило, когда оказываешь помощь, заключается в том, чтобы давать беднякам как раз то, что им не нужно… А тогда им скоро надоест приходить.
  • — Милая моя молодая леди, — произнес врач, горестно покачивая головой, — преступление, как и смерть, простирает свою власть не только на старых и дряхлых. Самые юные и прекрасные слишком часто бывают повинны в нем.
  • О, какое это жестокое мучение — быть беспомощным в то время, когда жизнь того, кого мы горячо любим, колеблется на чаше весов! О, эти мучительные мысли, которые теснятся в мозгу и силой образов, вызванных ими, заставляют неистово биться сердце и тяжело дышать! О, это страстное желание хоть что-нибудь делать, чтобы облегчить страдания или уменьшить опасность, которую мы не в силах устранить; уныние души, вызванное печальным воспоминанием о нашей беспомощности, — какие пытки могут сравниться с этими, какие думы или усилия могут в самую трудную и горячечную минуту их ослабить!
  • Мы должны быть осторожны в своих отношениях с теми, кто нас окружает, ибо каждая смерть приносит маленькому кружку оставшихся в живых мысль о том, как много было упущено и как мало сделано, сколько позабытого и еще больше непоправимого! Нет раскаяния более жестокого, чем раскаяние бесполезное; если мы хотим избавить себя от его мук, вспомним об этом, пока не поздно.
  • Но слезам не проникнуть было в душу мистера Бамбла: сердце у него было непромокаемое. 
  • — Слезы очищают легкие, умывают лицо, укрепляют Зрение и успокаивают нервы, — сказал мистер Бамбл. — Так плачь же хорошенько.
  • — Если человек сам себе враг, то лишь потому, что он уж слишком сам себе друг, а не потому, что заботится обо всех, кроме себя. 
  • — Если закон это полагает, — сказал мистер Бамбл, выразительно сжимая обеими руками свою шляпу, — стало быть, закон — осел… идиот! Если такова точка зрения закона, значит закон — холостяк, и наихудшее, что я могу ему пожелать, — это чтобы глаза у него раскрылись благодаря опыту… благодаря опыту!..

Прихильники