пʼятниця, 28 листопада 2014 р.

№6. "Cторонній" (Альбер Камю)

 Книга №6. "Сторонній
                    "L'Étranger"


Автор: Альбер Камю
             (Albert Camus)

Країна: Франція

Жанр: повість

Дата написання: 1942 р.

Загальна оцінка (від 1 до 10): 8

Варто, чи ні: 50/50

Настрій книги: відсторонений, "ненавмисно цинічний"

Як потрапила в список: з Камю читала тільки "Чуму". Захотілося прочитати ще щось

Книга справила на мене неоднозначне враження, яке все ж тяжіє до негативного. Сюжет доволі простий і лінійний, нічого незвичного в ньому немає. Вся суть криється в головному герої Мерсо. Вже з перших речень повісті закрадається підозра: з ним щось не те. Він не реагує на зовнішні подразники світу, не проявляє звичних емоцій. Складається враження, що він байдужий до всього, апатичний і черствий. Він не прижився у світі, як ото приживаються дерева - міцно вкорінюючись вглиб та вшир. Якщо б його висмикнути з цього світу, то цього (на відміну від дерева, що залишає після себе глибоку рану від кореневища в землі) ніхто навіть не помітив би. І виходить у нього це якось навіть не навмисне - він так живе. Він - сторонній у суспільстві. Не лицемір, не корисливий, не шукач вигоди, що правдами і неправдами добивається свого. Ні. Він інший. Але як не дивно, це не робить його кращим та не підносить над усіма. Бо друга сторона його медалі вражає своєю байдужістю, закам'янілістю, крізь яку не достукатися. В його мозку наче заблокували центр, що відповідає за людяність, за нормальні людські почуття і відчуття. Тому його не сприймають, не розуміють, стороняться, жахаються і в результаті - оголошують смертний вирок. А він і не прагне розуміння, діалогу, не пручається. Такому немає місця в суспільстві.


<<Попередня                                  50 книг у 2014 році                                      Наступна>>


Улюблені цитати:
  • Я корил себя за то, что не обращал прежде внимания на рассказы о казнях. Следовало интересоваться этим вопросом. Никогда не знаешь, что может с тобой случиться.
  • Ложь — это то, к чему все мы ежедневно прибегаем с целью облегчить себе жизнь.
  • ... я, может быть, не всегда уверен в том, что именно меня интересует, но совершенно уверен в том, что не представляет для меня никакого интереса.
  • Главное же, я видел, что он из-за меня расстроился. Он не мог меня понять и поэтому сердился. А у меня было желание убедить его, что я такой же, как все, совершенно такой же, как все. Но, в сущности, это было бесполезно.
  • В сущности, нет такой мысли, к которой человеку нельзя привыкнуть.
  • Как всегда, когда я хочу избавиться от кого-нибудь, кого слушаю через силу, я сделал вид, что со всем согласен.
  • Я уверен, что жив и что скоро умру. Да, кроме этой уверенности, у меня ничего нет. Но по крайней мере этой истины у меня никто не отнимет.
  • Однажды я нашел на нарах под соломенным тюфяком прилипший к нему обрывок старой газеты — пожелтевший, почти прозрачный. Это был кусок уголовной хроники, начала не хватало, но, по-видимому, дело происходило в Чехословакии. Какой-то человек пустился из родной деревни в дальние края попытать счастья. Через двадцать пять лет, разбогатев, с женой и ребенком он возвратился на родину. Его мать и сестра содержали маленькую деревенскую гостиницу. Он решил их удивить, оставил жену и ребенка где-то в другом месте, пришел к матери — и та его не узнала. Шутки ради он притворился, будто ему нужна комната. Мать и сестра увидели, что у него много денег. Они молотком убили его, ограбили, а труп бросили в реку. Наутро явилась его жена и, ничего не подозревая, открыла, кто был приезжий. Мать повесилась. Сестра бросилась в колодец. Я перечитал эту историю, наверно, тысячу раз. С одной стороны, она была неправдоподобна. С другой — вполне естественна. По-моему, этот человек в какой-то мере заслужил свою участь. Никогда не надо притворяться.
  • Человек всегда бывает в чем-то немножко виноват.
  • Вечером за мной зашла Мари. Она спросила, думаю ли я жениться на ней. Я ответил, что мне все равно, но если ей хочется, то можно и пожениться. Тогда она осведомилась, люблю ли я ее. Я ответил точно так же, как уже сказал ей один раз, что это никакого значения не имеет, но, вероятно, я не люблю ее. «Тогда зачем же тебе жениться на мне?» – спросила она. Я повторил, что это значения не имеет и, если она хочет, мы можем пожениться. Кстати сказать, это она приставала, а я только отвечал. Она изрекла, что брак – дело серьезное. Я ответил: «Нет». Она умолкла на минутку и пристально посмотрела на меня. Потом опять заговорила. Она только хотела знать, согласился бы я жениться, если б это предлагала какая-нибудь другая женщина, с которой я был бы так же близок, как с ней. Я ответил: «Разумеется».
  • ... он спросил, неужели мне не интересно переменить образ жизни. Я ответил, что жизнь все равно не переменишь.
  • В сущности, я прекрасно понимал, что умереть в тридцать лет или в семьдесят — невелика разница, всё равно другие мужчины и женщины останутся жить после тебя, и так будет ещё тысячи лет. Ясно и понятно, чего проще. Теперь или через двадцать лет — всё равно я умру. Сейчас при этом рассуждении меня смущало одно: как подумаю, что можно бы прожить ещё двадцать лет, внутри всё так и вскинется.

Прихильники